ФК АХМАТ Грозный все о команде Akhmat новости


фото ижсталь арена

2017-10-22 00:52 2 3 Звезда Динамо Спб 13092017 ВХЛ 2017 2018 Все права на материалы, находящиеся на сайте wwwkhlru, являются объектом исключительных прав




У психиатра спросили, почему он спит со своими пациентами. - Все люди чьи-то пациенты, так почему я должен спать с чужими? - ответил доктор.


НА УЧАСТКАХ МАРШРУТА ПРИЛЕТЕЛ, И В РОТ НЕ ДОБРАЛСЯ. (перевод с русскго на английский и обратно- По ногам текло а в рот не попало. переводчик STYLUS)






Дядя Сэм, а Дядя Сэм, Ты офанарел совсем? Может хватит тебе, гад, Сыпать бомбы на Белград? Новоявленный Вьетнам Не нужон ни вам, ни нам! Иль на радость всем буржуям Мировой пожар раздуем? Вам эрцгерцог Фердинанд Подсказал сей вариант? Или Шикльгрубер-душка Нашептал его на ушко Сказ о Третьей мировой Вместе с ядерной зимой? Вот от этакой фигни Всех нас, Боже, сохрани!


Тот, кто когда-нибудь пробовал самогон, настоянный на куринном помете, подтвердит правдивость этой истории. Остальные слушайте... Было это в далекие застойные годы, когда колхозники помогали студентам и прочему мобилизованному люду убирать урожай. В то время я и мой друг Микола, новоиспеченные лейтенантики из летного училища, служили в прославленном N-ском многоорденоносном авиаполку. Вызывает нас как-то замполит и говорит, что родина решила послать нас на ответственное боевое задание - распылять дуст над бескрайними алтайскими полями. Тем более, как следует из наших дипломов, материальную часть - самолет АН-2 («кукурузник») - мы знаем на «отлично». Не могу сказать, что это задание вызвало у нас большое воодушевление, но с начальством не спорят, и вскорости мы оказались на новом месте прохождения службы. Молодость и жизнелюбие помогли нам быстро справиться с унылостью окружающей обстановки и за считанные дни мы выработали новый уклад жизни. Полеты начинались в 8 часов утра. Жили мы в каком-то колхозном бараке и аэродром был в километрах пяти от нас. Вставали мы часов в 6 и неспеша добирались до аэродрома пешком. На нашу радость путь наш пролегал через деревню Козловку, в которой мы буквально на следующий день нашли добросердечную бабку Матрену, выдававшей нам за полтиничек два - чистых как слеза и полных по самое некуда - стакана самогона. Уютно расположившись на васильковом поле, под ласковыми лучами еще незнойного солнца, мы неспеша выпивали наш самогон и заедали хрустящими солеными огурчиками, которые бабка Матрена по своей душевной доброте выдавала нам совершенно бесплатно. И жизнь после этого не казалась нам такой уж хмурой. Так продолжалось почти месяц. Но однажды, к своему большому удивлению, мы не застали Матрену дома - она уехала в райцентр за пенсией. Наши организмы, привыкшие за месяц к определенному порядку, требовали своего. Мы пошли по домам искать замену и скоро нашли ее. Одна из соседок Матрены вынесла нам два стакана, наполненных жидкостью, от которых шибанул такой дух, что я чуть не блеванул тут же на огороде. - Ты чего, бабка, отравить нас хочешь? -заорал я на нее. - Да вы что, сыночки, - стала оправдываться бабка, - вы только попробуйте, это же не простой самогон, а на куринном помете. Это ж лечебное средство, по старинному алтайскому рецепту, всю заразу из вас в миг повыгонит. Я не большой, конечно, специлист в бродильных технологиях, но из бабкиных слов выяснилось, что на определенной стадии перегонки брагу заливают в специальную бочку, имеющую две стенки. А объем между стенками полностью заполняют куринным пометом. Уж не знаю, какие при этом действуют химические процессы, всякая там абсорбция и прочее, но бабка уверяла, что более чистого самогона в мире не существует. - Как же пить эту гадость? - не успокаивался я. - Да так и пейте, заткинете нос пальцами и быстро глотайте. Выбирать было не из чего, наше время уже подпирало - мы взяли у бабки самогон и двинулись на присиженное место, неся стаканы на вытянутых руках, отвернув носы в сторону. По команде, предварительно дружно выдохнув, мы опрокинули стаканы. Последнее, что я помню, это Миколу с широко выпученными глазами, держащими в руках пустой стакан. Как он опускал его на землю, я уже не видел. ... Проснулся я оттого, что знойное алтайское солнце немилостиво било мне прямо в глаза. Хотя мысли в голове вращались с непреодолимым трудом, я сумел заметить, что солнце стоит прямо в зените - время перевалило за полдень. В ужасе вскочив, я принялся трясти Миколу: - Микола, вставай, проспали к едреной матери, полеты давно начались! Судорожно похватав вещи, мы бегом кинулись на аэродром, с ужасом представляя, какую телегу председатель колхоза накатает в часть. Подбежав к полю аэродрома, мы поняли, что произошло что-то неладное. Множество незнакомого нам народа носилось туда-сюда. На поле виднелись какие-то вертолеты, которых раньше здесь не было. У поля стоял газик председателя колхоза, милицейские машины из райцентра и черная «Волга» секретаря райкома, которую мы за все время видели только один раз, когда колхозу вручали какое-то переходящее знамя. Напуганные происходящим, мы решили потихоньку обойти поле, чтобы выяснить в ангаре, что происходит, и как раз наткнулись на Семена, местного сторожа. Тот, увидев нас, встал как вкопанный и заорал что есть мочи: - Бл-я-я-я-я! Мужики! Где ж вы были?! Вас сутки весь район ищет!!! Я не люблю вспоминать события, последовавшие за этим днем. Хочу лишь сказать, что в результате все закончилось более-менее благополучно, но самогон, настоянный на куринном помете, с тех пор я больше не пью... kuzya (c) 2002